Непредвиденный секс в институте…

…В полдвеннадцатого ночи Инна сдалась. Хотелось спать безумно. Но секса хотелось сильнее! Инна надела крошечную шёлковую красную ночную рубашечку, забралась под одеяло и закрыла глаза. Сразу явилась картина – струи воды под душем стекают по широким плечам Макса… О боже! Как же уснуть?..

Звук сигнала уведомления сообщения взорвал тишину! Инна схватила телефон, но это было всего лишь сообщение от МТС, рассказывающее о новых услугах, акциях и предложениях. Заканчивалось оно словами: «МТС любит тебя!».

— Любит – не любит, — пробормотала Инна в ночи и глаза её сомкнулись. Сон накрыл мятущуюся желанием блондинку, словно тёплым пледом, но страсть победила – сновидения были сплошь сексуальные, яркие, цветные и безумно возбуждающие!

Утром Инна Александровна появилась на занятиях загадочная, невыразимо красивая, строгая и несказанно грустная. С опаской открыла дверь в аудиторию. Лекции были у группы, в которой обучался Макс…

Макса в аудитории не было. Чудовищное облегчение и мучительное разочарование разметало сердце страждущей секса Инны! Заочники с лёгким недоумением смотрели на преподавательницу, которая периодически «зависала» в своих монологах на несколько минут, а то повторяла одну и ту же фразу несколько раз кряду. Но пары закончились, студенты разошлись, аудитория опустела. Инна Александровна присела на край стола, задумчиво глядя в окно. В руках – увесистая пачка курсовых, но её тяжести не чувствовалось.

Инна не услышала, как скрипнула дверь. Не увидела, что сзади крадущейся походкой снежного барса приближается тот, который внёс в жизнь и чувства молодой учительницы смятение, смущение, желание и разочарование. Но она почувствовала, как сильные руки двадцатишестилетнего заочника легли на её талию…

— Привет, красавица, — обжигающе сказал Макс в самое ухо. Инна чуть повела плечами, словно стряхивая с себя его голос, его запах, его прикосновения. Но сил сопротивляться совершенно не было!

— Прости, что пропал. Прости, что не был на парах. Я боялся, что увижу тебя и здесь прямо на глазах всей группы разложу тебя на столе! – говорил Макс, покусывая её ухо. – Я соскучился по твоему пушистику!

О боже! Инну окатило холодом с головы до ног! Так он помнит?! Он всё помнит?! Огромное, как дом, смущение алым румянцем заливало смущённую Инну от макушки до самых пяточек! Покраснели, наверное, даже колени! Она закусила губу и повернулась к Максу.

— Что?

— Твой пушистик меня заводит! Я хочу тебя! – глядя игриво в глаза своей учительницы, настойчиво ответил Макс.

Мягко взял пачку курсовых из рук раскрасневшейся красавицы. «Ого!», — произнес, бросил на стол. Пачка красиво рассыпалась в виде веера. Инна смотрела прямо в глаза Максу и понимала, что разум медленно покидает её, а откуда-то изнутри (скорее всего из гладко выбритой, как щека яблока, киски) поднимается обжигающее, всепоглощающее, всё затмевающее желание!

— Не здесь! – произнесла Инна.

— Именно здесь! – ответил твёрдо Макс. – Я запер дверь.

…Четыре руки, переплетаясь, путаясь друг в друге, расстёгивали то пуговицы на блузке, обнажая грудь в атласном чёрно-красном бюсгальтере, то молнию на джинсах, выпуская на свободу возбуждённый член, который сегодня не просто стоял, а почти дымился от возбуждения! Молнию сзади на узкой юбке расстегнуть не смогли. Инна – потому что руки были заняты расстёгиванием штанов Макса, а Макс – потому что не хватило терпения! Потому что оказалось, что под этой строгой узкой чёрной юбкой – чёрные полупрозрачные чулки, от которых закружилась голова, пересохло во рту и немедленно атрофировались чувства осторожности и самосохранения!

Макс развернул Инну спиною к себе, она запрокинула голову и выгнула спину… Он хотел было ещё подумать: «Как тогда, в душе…», — но думать уже было нечем. Кровь, вся, какая, разогнавшись, неслась по венам дико возбуждённого заочника, сейчас сфокусировалась в одном месте – внизу его живота и грозила взрывом раскалённого члена!

И этот раскалённый член вошёл в Инну. Трусики мешались под ногами и она просто через них перешагнула. Хотелось кричать, оглушая всё вокруг победным кличем, но остатки разума шептали: «Тише, тише!»… Или это шептал Макс?.. Остатки здравого смысла еще спрашивали: «А видеонаблюдение?», но всепоглощающая страсть уже ничего не хотела слышать!

Это был тот самый задорный, молодой, качественный секс с тем самым красивым, сексуальным, брутальным мужчиной, которого так долго хотелось, и у которого сегодня член сегодня вытворял такие чудеса, что, казалось, если бы внутри Инны не было сейчас так мокро, искра высекалась бы от их соития!

Руки Макса то крепко сжимали её бедра, то ложились властно на плечи, то сжимали сильно грудь. Когда и куда делся бюстгальтер, в какой момент он исчез и кем был снят – никто и никогда не узнает уже. Они всё больше разгонялись, очень стараясь не шуметь, и оттого воспроизводили очень много шума. Кто-то пару раз стучал в двери… Но обоим было всё равно! Они неслись к сумасшедшему оргазму!

И он случился! Инна вскрикнула, замерла на секунду и почувствовала, что член внутри неё стал таким огромным, что, казалось, заполнил всю её целиком! И следом – горячее и живое… Макс стонал куда-то в шею Инны и кончал много и бурно, сильно прижимая ее к себе… Наслаждение накрыло обоих, смешало в кучу чувства, эмоции, ощущения, наполняя аудиторию запахом спермы, пота, страсти! Запахом секса!..

— А куда делся пушистик, — тяжело дыша, спросил хрипло Макс и засмеялся. Инна смеялась в ответ и натягивала трусики.

— Я должен рассмотреть всё детально! – безоговорочным тоном заявил Макс. – Поехали!

-Куда? – спросила Инна, поправляя чулки на стройных ножках.

— В гостиницу, конечно! У нас там осталось незаконченное дело под душем. Вся ночь впереди! Массаж, душ, вино и казино!

Инна подняла с пола бюстгальтер, посмотрела на него и бросила в сумку. Застегнула пуговички на блузке.

— Поехали!..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.