Твой сладкий член над тёмным городом…

 

Стук моих каблуков и стук сердца слышит, наверное, весь подъезд! Ты приехал! Я бегу по ступенькам вниз в маленьком чёрном платье, рискуя свернуть себе шею или переломать шпильки на новых туфлях, и что страшнее – даже не знаю!

Третий, второй… Цепляюсь за перила правой рукой, левой – крепко держу ручки красной сумочки, балансирую, словно начинающий эквилибрист на генеральной репетиции.

Щёки горят от нетерпения, возбуждения, желания и предвкушения. Трусики совсем мокрые, ведь пока ехал, ты уже успел рассказать мне по телефону своим тихим вкрадчивым чуть насмешливым голосом: что и как ты хочешь со мной сделать… Ооо!!! Я так хочу, чтобы скорее этот сценарий сыграли самые гениальные актёры постельных сцен – ты и я…

Вот и дверь! Я вылетаю из подъезда и едва не врезаюсь в твою чёрную Супру, бьюсь коленкой об дверь. Дверь открывается и за ней – твоя белозубая улыбка! Ты хохочешь, спрашиваешь:

— Как? Ну как можно было удариться сейчас? – твой смех заполняет всю эту ночь, твои чёрные глаза блестят внутри твоей чёрной машины.

— Привет, — смеюсь я в ответ, усаживаясь в кресло, закрываю с трудом за собой дверь. – Чего она такая тяжёлая? – перевожу разговор, чтобы ты перестал смеяться надо мной так откровенно и весело.

— Потому что это гоночная машина, детка, — отвечаешь ты, и машина срывается с места.

Меня вжимает в кресло, скорость врывается в сердце, обжигает возбуждением всё тело, перехватывает дыхание… Меня так заводит скорость! Ты, твоя машина, твои руки на руле и рычаге скоростей – так близко от моего колена…

Супра несётся сквозь город, сквозь тягучую непрозрачную ночь. Пронзает насквозь альфальто-каменные декорации и вырывается на свободу! Вокруг только силуэты деревьев, слепящие огни встречных машин и непроглядная тьма!

… Мы над городом. Твоя чёрная бестия забралась на самую верхушку горы, с которой открывается одуряющий вид на этот город. Наш с тобой город… Мы делали это здесь. Мы сплетали наши тела где-то в квадратах этих кварталов, тёмных закоулках, парках, лесах, скверах, центральных улицах в машине, на середине замёрзшего озера, на летнем берегу реки… Мы занимались любовью, делали секс, предавались разврату и трахались как сумасшедшие везде, как только возникало желание! Мы забывали об осторожности, окружающих, времени суток, делах и планах! Страсть, только страсть и желание, желание и страсть правили нами!..

… Ты кладёшь руку мне на колено. Я кладу свою руку сверху. Ты смотришь мне прямо в глаза. Я смотрю глубоко в твои. Твоя рука начинает двигаться вверх, касается краешка трусиков… Твой палец чуть задевает мой клитор. Я вздрагиваю! Ты улыбаешься, я улыбаюсь в ответ. Ты не отводишь глаз, твоя ладонь ласкает меня внизу живота, твои пальцы проникают в мою щёлочку…

Я останавливаю твою руку.

— Малыш, идём на улицу…

Мы выбираемся из машины и идём навстречу друг другу… Хм, ты более нетерпелив, ты быстрее приходишь и прижимаешь меня своим телом к разгорячённому телу машины с моей стороны… Я запускаю руки под твою футболку, глажу твои плечи, легко царапаю твою спину. Я целую твои плечи, беру легонько мочку твоего уха в рот… Ты глубоко вздыхаешь, под моими пальцами пробегают мурашки по твоей спине…

— Милая, я хочу тебя, — говоришь ты тихо мне в самое ухо.

— Да, — просто отвечаю я.

И молча опускаюсь на колени.

Ты смотришь сверху вниз мне в лицо. Я облизываю губы. Мои непослушные пальцы расстёгивают твой вечно непослушный ремень… Затем – молнию на джинсах… Через тонкую ткань я чувствую твой горячий, твёрдый твой член. Он так хочет в мой рот!

И я освобождаю его! Стягиваю с тебя джинсы и член вырывается из застенок! Ты шумно дышишь, твои глаза становятся влажными. Ты шепчешь громко:

— Возьми его, милая. Возьми его скорее!

И я беру его в рот. Глядя тебе прямо в глаза. Тихо-тихо, нежно-нежно я касаюсь его языком, чуть-чуть посасываю и сжимаю губами. Боже, какое это наслаждение! И от этого удовольствия я закрываю глаза…

И начинаю сосать! Разгоняясь всё больше и больше, я засасываю твой член всё сильнее и сильнее, заглатываю его в самое горло! Ты берёшь меня за волосы и начинаешь двигаться мне навстречу, вгоняя свой раскалённый член мне в самое горло!

— Соси его, детка, соси его сильнее! – говоришь ты, не отпуская моих волос. Мои руки крепко держат твои ягодицы, и я сосу твой крепкий член, всё сильнее, сосу его так шумно, что иволга выпархивает из кустов где-то совсем рядом.

О боже! Теперь она может делать минет так, что мир уходит из под ног.
О боже! Теперь она может делать минет так, что мир уходит из под ног.

Ты громко стонешь, кажется, что весь город у подножия горы слышит твой стон и мои всхлипы! Я чувствую, что мой оргазм совсем рядом! Мои ногти вонзаются в твои ягодицы! Ты запрокидываешь голову и почти кричишь в темень, в ночь, в непролазное небо! И кончаешь мне в рот! Твоя сперма заливает мне горло, я глотаю, и мой оргазм накрывает меня, как раскалённая лавина!

Я глотаю твою сперму и кончаю, кончаю, кончаю!..

… Ты помогаешь мне подняться. Мои колени дрожат. Ты держишь меня за талию. Я чувствую дрожь твоих рук. Ты целуешь мою шею. Что-то шепчешь. Или просто всё ещё шумно дышишь…

— Так много спермы, — говорю я.

— Просто так долго не было тебя, — отвечаешь ты. – Поехали ко мне? Идея с наручниками всё же не даёт мне покоя…

Мои трусики немедленно вновь становятся мокрыми и руки предательски начинают дрожать.

— Да, — отвечаю я, — едем. Скорее! И плётка! И ремень! Да?

— Да, милая, всё, что ты захочешь…

Чёрная Супра несётся по тёмному городу. Я смотрю на твоё лицо, твои руки. Я так хочу тебя! Тебя всего, окончательно и бесповоротно! Всегда и везде! Надолго, навсегда!

Люблю.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.